ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В КОРОЛЕВСТВЕ ТАИЛАНД

Евгений Беленький: У истоков дружбы России и Сиама стоял российский тихоокеанский флот

У ИСТОКОВ ДРУЖБЫ РОССИИ И СИАМА СТОЯЛ РОССИЙСКИЙ ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТ 

Российский Тихоокеанский флот сыграл уникальную роль в установлении дружественных уз, которые связывают Россию и Таиланд на протяжении 120 лет.

Связи российского флота с Сиамом начались задолго до 1897 г., когда Король Чулалонгкорн Великий посетил Россию и договорился с российским императором Николаем II об обмене дипломатическими миссиями. Этой исторической встрече в Царском Селе под Санкт-Петербургом предшествовали 40 лет регулярных контактов, большинство из которых осуществлялось российскими военными кораблями. Уже в 1863 г. клипер «Гайдамак» и крейсер «Новик» Тихоокеанской эскадры ВМФ России встали на якорь в Сиамском заливе недалеко от Бангкока по пути в Санкт-Петербург после двухлетней службы на Дальнем Востоке.

В 1860-х годах Российская империя, несмотря на победу коалиции во главе с Англией и Францией в Крымской войне 1853-1856 годов, оставалась мощной континентальной державой в Евразии с одной из крупнейших армий в Европе и внушительным флотом, способным проецировать силу в Черном, Средиземном, Балтийском, Белом и Баренцевом морях. В то время как сухопутные войска находились в постоянной готовности к развертыванию в любой точке Европы и во многих районах Азии, основной задачей российского военно-морского флота до 1860-х годов была защита западных и южных границ обширной империи.

Военные корабли России, а также оснащенные вооружением суда Российско-американской компании под Императорским патронажем, управлявшей российской Аляской из своей штаб-квартиры в Сан-Франциско (судами Компании командовали офицеры российского военно-морского флота), регулярно совершали дальние походы в Тихий, Индийский и Северный Ледовитый океаны в основном с картографическими и исследовательскими целями.

К тому времени, когда два российских корабля совершили первый заход в порт Бангкока, научный статус экспедиций ВМФ России в Тихом океане уже начал меняться. Насущная необходимость развития и защиты Дальнего Востока и Восточной Сибири стала превращать Россию в новую тихоокеанскую державу. Теперь ей были нужны союзники вдоль всего протяженного маршрута, на котором российские корабли должны были пройти половину мира от Балтийского моря до залива Золотой Рог, где шло строительство новой военно-морской крепости Владивосток.

Большая часть береговой линии Азии вдоль этого маршрута в Индийском и Тихом океанах принадлежала ключевому противнику России в Азии – Великобритании. По пути следования кораблям необходимо было заходить в порты. Паровые двигатели играли все более возрастающую роль в мореплавании, в то время как большинство портов в Азии, где российские корабли могли пополнить запасы угля и пресной воды, принадлежали либо Британии, либо Франции.

Королевство Сиам было независимым суверенным государством, одним из немногих оставшихся в Азии, которое подвергалось серьезной угрозе со стороны новых соседей – Великобритании и Франции. Границы их колоний неуклонно приближались к территории Сиама, который нуждался в друзьях среди мировых держав. Королевство искало сильного союзника, который был бы готов оспаривать могущество своих колониальных соседей. Выбор России в качестве перспективного союзника был логичным для Сиама, так же как и выбор Сиама для России – и это несмотря на то, что народы двух стран в то время почти ничего не знали друг о друге.

Король Монгкут (Рама IV) тепло принял командира «Гайдамака» (он был офицером в звании, как бы сейчас сказали, капитана 3-го ранга) Алексея Пещурова и его офицеров во время их короткого пребывания в Сиаме. В своем докладе Императорскому правительству Пещуров писал, что сиамский монарх задавал много вопросов и проявил живой интерес к политической системе, истории и культуре России. 

Тот факт, что обе страны возглавляли абсолютные монархи, почитаемые их подданными в качестве отцов своих народов, стало важным сходством, которое во многом определило будущие отношения между двумя странами. Между правителями России и Сиама завязалась прямая переписка. Капитан Пещуров покинул Сиам с конвертом на имя русского императора Александра II. В конверте были королевские визитные карточки Короля Монгкута. Впереди были конфронтация с Францией и непростые отношения с Великобританией, но великий сиамский монарх ясно их предвидел и внушил важность налаживания отношений с Россией своему сыну и наследнику – будущему Королю Чулалонгкорну.

В течение следующих 20 лет между монаршими дворами Бангкока и Санкт-Петербурга осуществлялся регулярный, хотя и достаточно редкий, обмен королевскими посланиями. Однако десятки заходов российских кораблей и посещения Сиама офицерами ВМФ России по пути во Владивосток и обратно, а также визит в 1875 году знаменитого русского исследователя Николая Миклухо-Маклая, который всегда сообщал о своих поездках непосредственно российскому императору, – все это указывало на неуклонный рост двусторонних связей.

В 1882 году офицеры Тихоокеанской эскадры ВМФ России, находившиеся под руководством командующего Тихоокеанским флотом России адмирала Авраама Асланбегова, приняли участие в праздновании 100-летнего юбилея сиамской династии Чакри.

Вице-адмирал Всеволод Руднев, известный всему миру, как командир крейсера «Варяг», покрывшего себя славой в битве при Чемульпо в 1904 году, в 1882 году был лейтенантом под командованием адмирала Асланбегова. В своих мемуарах он писал, что после военного парада, в котором участвовали российские моряки и оркестр ВМФ России, Король Чулалонгкорн принял адмирала Асланбегова в одном из своих дворцов. Король показал ему стену, на которой были размещены гербы разных стран мира с высшими наградами этих стран, врученными Королю в качестве символов установления дипломатических отношений. На российском гербе наград не было.

«Господа, я бы с радостью наградил орденами Белого Слона всех вас, если бы у моей страны были дипломатические отношения с Российской Империей», - цитировал слова сиамского монарха Руднев. Российский флотоводец писал, что пятнадцать лет спустя в 1897 году, когда в Сиаме открылась первая российская дипломатическая миссия и орден Святого Апостола Андрея Первозванного – высшая награда Российской империи – был помещен на российский герб в Королевском дворце, обещанные ордена Белого Слона были отправлены в Санкт-Петербург. К наградам прилагался список офицеров Асланбегова, которые были удостоены сиамских орденов.

Руднев также писал, что, к своему большому удивлению, в 1882 году он обнаружил нескольких российских офицеров и инженеров, работавших на сиамских паровых кораблях. Они были наняты Королевским правительством, сиамскими ВМС и торговыми судоходными компаниями, и работали на основе долгосрочных контрактов.

Обмен письмами и телеграфными сообщениями между сиамскими и российскими монархами стал более активным во время правления русского императора Александра III, который взошел на трон в 1881 году. Опытный военачальник и ветеран Русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг., который командовал российским Дунайским корпусом, освободившим большую часть Балкан от власти Османской империи, новый русский монарх стал известен как Император-Миротворец. Во время его правления Россия не принимала участия ни в одном вооруженном конфликте и предпринимала исключительно дипломатические усилия, направленные на мирное разрешение споров между народами.

Именно по приказу российского императора адмирал Асланбегов официально посетил Сиам во время празднования 100-летнего юбилея династии Чакри, прежде чем совершить очередной официальный визит в противоположную часть Тихого океана – в Соединенные Штаты Америки.

Когда в 1890 году Император решил отправить своего сына, наследника русского престола Николая Александровича с дипломатической и культурной миссией в Азию, он написал об этом Королю Чулалонгкорну. Письмо было доставлено кораблем ВМС, за ним последовала Императорская телеграмма. Рукописное послание было конфиденциальным. Но текст телеграммы, в которой российский император официально обращался к сиамскому королю, как к равному себе государю, и доверял безопасность своего сына и наследника Его Сиамскому Величеству, был опубликован всеми крупными газетами мира. Император Александр III, нормализовавший отношения Великобританией, в то время стремился заключить союз с Францией. Как и его сын Николай, Александр III решил использовать тот огромный авторитет, которым он пользовался у французов, для того, чтобы внести свою лепту в защиту суверенитета Сиама.

Николай Александрович прибыл в Бангкок в марте 1891 года на борту самого скоростного корабля ВМФ России того времени – бронированного крейсера «Память Азова». Он был принят Рамой V – это была первая личная встреча сиамского короля и члена российской императорской семьи. С этого дня дружба между Королем Чулалонгкорном и наследником российского престола Николаем Романовым, который через три года был коронован как император Николай II, стала главной движущей силой дальнейшего развития отношений между двумя народами. Монархи встречались лично только дважды: сначала в Бангкоке в 1891 году и затем в Санкт-Петербурге в 1897 году. Однако на протяжении почти двадцати лет они поддерживали регулярную переписку. Королевские послания доставлялись главным образом кораблями ВМФ России.

В 1911 году крейсер «Аврора» привез в Сиам российскую делегацию во главе с дядей Николая II, великим князем Борисом. Он прибыл в Бангкок, чтобы принять участие в торжествах по случаю коронации Короля Ватчиравута, Рамы VI.

С 1898 по 1917 год военно-морской флот также доставлял большую часть входящей и исходящей дипломатической почты Российской Императорской миссии в Сиаме. Капитанов Тихоокеанского флота России регулярно принимали члены королевской семьи, многие из них были награждены сиамскими орденами.

Последний известный официальный заход в порт Бангкока корабля Российского императорского флота состоялся в 1914 году во время Первой мировой войны, когда крейсер «Аскольд», действовавший в составе франко-британско-российской эскадры в Тихом океане, направлялся в Средиземное море по приказу союзного командования.

С 20-х по 90-е годы ХХ века российские торговые суда регулярно заходили в порт Бангкока и в другие тайские порты, но официальные визиты российских военно-морских кораблей в тот период не практиковались. И вот наконец, в ноябре 1997 года дизельная подводная лодка Тихоокеанского флота в сопровождении судна технической поддержки прибыла с двухнедельным визитом в порт Саттахип. На борту находился заместитель командующего Тихоокеанским флотом России. Состоялся ряд встреч между российским адмиралом и его тайскими коллегами, офицеры российской подводной лодки и таиландского авианосца «Чакри Нарыбет» обменялись визитами. Для таиландских военных моряков были организованы ежедневные экскурсии на нашу подводную лодку. Она даже была открыта в течение одного дня для широкой публики. Первый официальный визит в Таиланд корабля ВМФ России за 70 лет стал настоящим праздником тайско-российской дружбы.

За ним последовали многочисленные заходы кораблей Тихоокеанского флота России на военно-морскую базу Таиланда. Российские военные корабли в таиландских портах вновь стали обычным явлением, и, таким образом, возродили добрую традицию дружественных визитов, начало которым было положено более 150 лет назад.

 

Евгений Беленький - российский историк и журналист. В настоящее время он является главным корреспондентом РИА «Новости» в Юго-Восточной Азии.

 

ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В КОРОЛЕВСТВЕ ТАИЛАНД

Адрес:
78 Sap Road, Surawong, Bangrak, Bangkok, 10500
E-mail:
Телефон:
(+66 2) 234-98-24
(+66 2) 268-11-69
Факс:
(+66 2) 237-84-88