ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В КОРОЛЕВСТВЕ ТАИЛАНД

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам Совещания министров иностранных дел Россия-АСЕАН



Сегодня состоялось очередное Министерское заседание в рамках партнерства между Россией и АСЕАН. Это ежегодное мероприятие, которое, как правило, посвящено подведению итогов работы за год и обсуждению планов на будущее.

Особое внимание уделили рассмотрению хода выполнения тех договоренностей, которые в мае 2016 г. были достигнуты на саммите Россия-АСЕАН под председательством Президента Российской Федерации В.В.Путина в Сочи. На том саммите была поставлена задача – выводить наши отношения на уровень стратегического партнерства между Россией и АСЕАН. Сегодня мы констатировали поступательное движение к этой цели.

Договорились, что будем рассматривать дополнительные договоренности, которые позволят более эффективно работать на приоритетных направлениях международной политики, прежде всего, это борьба с терроризмом.

На предстоящем в ноябре Восточноазиатском саммите здесь же в Сингапуре будет рассматриваться целый ряд российских инициатив в этой сфере, в том числе предложение наладить между всеми странами региона, Россией и АСЕАН сотрудничество по проблеме иностранных террористов-боевиков. ФСБ России уже несколько лет назад создала Международный банк данных иностранных боевиков-террористов, позволяющий отслеживать их передвижение по всему миру. К нему присоединились уже десятки государств. Террористы достаточно активно передвигаются из Сирии, Ливии, других стран ближневосточного региона, а также оказываются в Центральной и Юго-Восточной Азии. В рамках партнерства, которое развивается с участием стран-участниц сотрудничества с АСЕАН, Россия и Индонезия будут руководить соответствующими профильными рабочими группами.

Кроме того, сегодня мы сообщили нашим партнерам из АСЕАН о том, что ФСБ и МВД России принимают меры по расширению курсов повышения квалификации специалистов в области антитеррора, борьбы с наркотрафиком, которые устраиваются для представителей государств этого региона.

Второе направление, которое всех интересовало и которое полностью отвечает нашим приоритетам международной деятельности, – это борьба с киберпреступностью, обеспечение безопасности в информационном пространстве. У стран АСЕАН есть интерес начинать такую работу. Мы условились проработать возможные формы такого сотрудничества.

Еще одно направление, которое вызывает огромный интерес у наших партнеров, – это борьба  со стихийными бедствиями, преодоление их последствий и их предупреждение. Соответствующий документ также будет готовиться к Восточноазиатскому саммиту, который состоится, как я уже сказал, в ноябре в Сингапуре.

Другое направление, являющееся результатом выполнения предыдущих решений, которые, в частности, были приняты в мае 2016 г. в Сочи лидерами России и АСЕАН, – это экономика. За прошлый год совокупный товарооборот между Россией и странами АСЕАН, который приближается к 20 млрд. долл. США, увеличился более чем на треть. Представители стран «десятки» активно участвовали в работе Петербургского международного экономического форума. Многие из этих стран будут представлены в сентябре во Владивостоке на Четвертом Восточном экономическом форуме. В рамках Восточного экономического форума уже традиционно работает бизнес-диалог Россия-АСЕАН.

Есть такое новое направление, как взаимодействие в сфере образования, которое также обсуждалось на предыдущем саммите в Сочи. «На полях» мероприятий, которые пройдут в октябре в регионе по вопросам образования всех стран-участниц Восточноазиатских саммитов, состоится, как мы надеемся, первое заседание рабочей группы по сотрудничеству между Россией и АСЕАН в сфере образования. Мы ежегодно увеличиваем количество стипендий для стран-участниц АСЕАН, граждане которых желают обучаться в российских вузах.

Еще одно движение вперед по траектории, которая была одобрена в Сочи в мае 2016 г., – это налаживание контактов между АСЕАН, ЕАЭС и ШОС. Между секретариатами уже установлены рабочие контакты. Сейчас мы готовим «дорожные карты» по развитию контактов на будущее. Все это идет в русле формирования Большого Евразийского партнерства, о котором Президент России В.В.Путин впервые упомянул на предыдущем саммите Россия-АСЕАН в Сочи в мае 2016 г.

В концептуальном плане, с точки зрения всей архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, все участники сегодняшнего заседания Россия-АСЕАН, а также министры подтвердили необходимость опираться на ту работу, которая была проделана в рамках Восточноазиатских саммитов, с учетом инициатив России, Китая, Индии, Индонезии и других стран, и направлена на формирование инклюзивного, открытого, неблокового механизма сотрудничества по вопросам безопасности и взаимодействия в борьбе с вызовами и угрозами.

В АСЕАН не приветствуются предпринимавшиеся в последнее время попытки перестроить эту работу на принципах блоков за счет внедрения новых идей, которые потом будут из узкого круга навязываться всем остальным. Такие попытки не поддерживаются. Я думаю, что наша общая задача – сохранять диалоги, сформированные вокруг АСЕАН с опорой на эту Ассоциацию, учитывая ее взвешенные, сбалансированные подходы к международным проблемам, нацеленные на поиск компромиссов, консенсуса, на взаимное уважение и учет интересов.

Состоялся целый ряд двусторонних встреч с министрами иностранных дел Китая, Ирана, Республики Корея, Лаоса, Камбоджи, Сингапура. Все переговоры были весьма полезны, поскольку позволяют поддерживать контакты с нашими партнерами по состоянию двусторонних отношений, по международным и региональным делам.         

Вопрос: Предлагали ли Вы вашим сегодняшним партнерам присоединиться к Большому Евразийскому партнерству и к Соглашению, которое заключил Евразийский экономический союз с Китаем? Какова была их реакция?

С.В.Лавров: Здесь очень важно понимать, что Большое Евразийское партнерство - это не нечто, к чему надо присоединяться, не какой-то заранее подготовленный проект, согласованный в узком кругу, когда остальным говорят о том, что есть условия, на которых мы будем с вами взаимодействовать. Совсем нет.

Президент России В.В.Путин в Сочи на саммите Россия-АСЕАН в мае 2016 г. призвал партнеров посмотреть на широкую геополитическую, геоэкономическую картину всего нашего большого региона - огромный материк Евразия, Юго-Восточная Азия, которая дополняется островными государствами. Самой природой, Богом предначертано, чтобы все это пространство, особенно при наличии современных форм деловой активности, было бы связано некими общими принципами. При этом делался очень простой расчёт на то, что здесь уже существуют Евразийский экономический союз, ШОС, частично перекликающийся членским составом с ЕАЭС, АСЕАН. Поэтому предложение Президента России В.В.Путина заключалось в том, чтобы искать естественные, отвечающие сегодняшним и завтрашним потребностям каждого из этих объединений, каждого из участников, формы сотрудничества. Отсюда - первые шаги. Например, был заключен Меморандум о взаимопонимании между Секретариатами ШОС и АСЕАН. Сейчас разрабатывается «дорожная карта» по выстраиванию этого взаимодействия в сугубо предметном ключе. Готовятся соглашения между ЕАЭС и КНР, между Россией и КНР о том, чтобы мы поощряли в наших двусторонних контактах такие многосторонние тенденции. Мы идем от жизни.

Думаю, что такой Большой Евразийский проект – это скорее цель, к согласованию которой, к определению путей движения к которой, мы приглашаем все страны, расположенные на этом огромном геополитическом пространстве. Кстати, не будем забывать, что и ЕС расположен на этом же пространстве. Мы всегда подчеркиваем, когда говорим о налаживании взаимодействия между ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, что двери открыты и для ЕС, если он проявит к этому заинтересованность. А то, что заинтересованность у Европейского союза должна быть, если руководствоваться сугубо прагматичными экономическими, хозяйственными интересами, в этом, по-моему, ни у кого сомнений нет.

Вопрос:  Можно ли сейчас говорить о существовании какой-либо единой международной позиции по Сирии? Насколько можно  говорить  об этом в контексте сотрудничества Москвы и Вашингтона в вопросах урегулирования ситуации и возвращения беженцев в Сирию?

Хотел бы затронуть еще одну тему. В Комитете по разведке Сената США обсуждали российское вмешательство в выборы и пришли к выводу, что Россия все больше использует социальные сети по принципу «меньше новостей – больше мемов». Таким образом, теперь они обвиняют нашу страну в том, что она пытается манипулировать мнением американцев с помощью смешных картинок в Интернете. Что Вы на это скажете? Мы знаем, что Вы сами любите смешные картинки с надписями.

С.В.Лавров: Мне просто смешно, когда я слышу, что смешными картинками пытаются подорвать американскую демократию. Это, по-моему, уже проявление какой-то запредельной паранойи. 

Для американских законодателей несолидно раздувать подобные сенсации на пустом месте. Не мы выдумывали социальные сети, не мы настаивали на том, чтобы они были открыты для любого желающего. Желающих, видимо, находится слишком много. Буквально сегодня я читал о том, что каких-то украинцев арестовали и обвинили в том, что они манипулировали в социальных сетях в зарубежных странах. Их арестовали по американским ордерам. Жуликов во всем мире много, это не раз было доказано, они воруют деньги и занимаются прочими нечистоплотными делами.

Мы многократно предлагали нашим американским коллегам заняться проблемами кибербезопасности  всерьез, без болтовни, без каких-либо огульных обвинений. Они на уровне Президента, Государственного секретаря выказывают заинтересованность в том, чтобы перевести это на профессиональную  основу и создать соответствующую группу, рабочий механизм для того, чтобы обсуждать вопросы, вызывающие  у кого бы то ни было из нас озабоченности. Однако на практике пока ничего не получается.

В международном плане мы активно продвигаем проблему обеспечения кибербезопасности. Уже несколько лет как внесли вместе со странами ШОС проект правил ответственного поведения в киберпространстве в ООН.  Данный проект обсуждают, мы бы хотели ускорить эти дискуссии. Однако в последнее время видим, что американская сторона как раз, по сути дела, единственная, охладевшая к этой работе, участвует в ней ни шатко ни валко и даже пытается притормозить процесс. Не стоит также забывать, что в Международном союзе электросвязи многие годы обсуждается тема демократизации управления Интернетом, где США тоже отнюдь не в первых рядах борцов за демократию.

Что касается первого вопроса на тему того, есть ли основа для действий по Сирии, она есть. Она была создана, когда была принята резолюция 2254 СБ ООН, четко фиксировавшая необходимость решать сирийский кризис на основе принципов Устава ООН, включая уважение суверенитета, территориальной целостности Сирии,  невмешательство во внутренние дела государства и признание права самого народа Сирии определять свою судьбу без каких-либо подсказок, рецептов, которые будут навязываться со стороны. Там четко сказано, что путь к этому урегулированию лежит, прежде всего, через прекращение боевых действий и  подавление террористической угрозы, затем в проработке новой Конституции, в конституционной реформе в целом, в проведении на этой основе выборов под надзором ООН. Это основы, на которых зиждется вся работа международного сообщества. По крайней мере, на них работает астанинская «тройка».

Есть некоторые внешние игроки, которые предпочли бы решать за сирийцев, кто должен руководить этой страной, как она должна быть устроена, что должно быть записано в их Конституции.  Мы такие попытки не поддерживаем, считаем их контрпродуктивными. Наша инициатива, развивающаяся в рамках Астанинского процесса и одобренная наиболее представительным на сегодняшний день форумом сирийского народа (имею в виду Конгресс сирийского национального диалога в Сочи), закрепила договоренности Правительства и оппозиции по формированию Конституционного комитета. Имена членов делегации Правительства были представлены еще в мае этого года спецпосланнику Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре, который будет осуществлять содействие в работе этого комитета. Часть от  оппозиции очень долго согласовывалась и, наконец, также была представлена буквально несколько дней назад. Осталось сформировать третью часть данного Конституционного комитета из представителей гражданского общества. Это тоже непростая работа, но мы будем помогать составлять такой список, который был бы приемлем и для Правительства, и для других участников Конституционного комитета.   

Что касается нашего взаимодействия с США по проблеме беженцев, не сказал бы, что оно налажено. Президент России В.В.Путин обсуждал эту тему с Президентом США Д.Трампом, когда они проводили саммит в Хельсинки. Мы с Госсекретарём США М.Помпео также обсуждали этот вопрос в Хельсинки и затем по телефону.

США весьма сдержанно относятся к задаче восстановления инфраструктуры, необходимой для того, чтобы люди стали возвращаться в свои дома.

США, как и ЕС, публично говорят, что готовы заниматься сейчас только поставками гуманитарных товаров первой необходимости, а всё остальное, что связано с восстановлением инфраструктуры, экономики и народного хозяйства в целом якобы должно подождать, пока не будет начат процесс политического перехода (они не говорят, «пока не сменится режим»), явно имея в виду переход от нынешних форм руководства страной к неким другим, которые будут более приемлемы для тех, кто критикует сирийское Правительство за все мыслимые и немыслимые грехи.

Мы убеждены, что если следовать этой логике, то мы будем наказывать людей, которые остаются, живут, никуда не уходят из Сирии, находятся на территориях, подконтрольных Правительству, и тех беженцев, которые хотели бы вернуться к своим домам на этой земле. 

Если бы Европейский союз руководствовался своими коренными интересами, в пользу чего начинают выступать многие страны ЕС, он был бы заинтересован в том, чтобы создавать условия для возвращения беженцев из Европы в Сирию.

На данном этапе в этом заинтересован Ливан, откуда уже началось движение беженцев небольшими партиями (несколько тысяч человек возвращаются в Сирию). Мы оказываем содействие в этом процессе через наших военных и военную полицию.

Аналогичные переговоры весьма успешно идут с Иорданией. Здесь тоже в ближайшее время мы увидим хорошие результаты.

Подобные разговоры также ведутся с Турцией, страной приёма самого большого количества сирийских беженцев (больше 3 млн. человек). Вот те, кто напрямую вовлечён в наши усилия.

Сверх этого, мы на самом раннем этапе работали с ООН, на уровне Генерального секретаря ООН, Управления по координации гуманитарных вопросов и Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Из Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев мы имеем заинтересованную реакцию, которую изложила заместитель Верховного комиссара  ООН по делам беженцев К.Клементс на очередной встрече астанинский «тройки» в рамках Астанинского процесса 30-31 июля в Сочи.

Что касается других структур ООН в дополнение к Управлению Верховного комиссара по делам беженцев, то у нас складывается ощущение, которое мы хотим перепроверить, что они тоже ориентируются на позицию Запада и ждут, пока там соблаговолят эту позицию изменить. Исходя из этого, мы пока не наблюдаем ооновцев на территории, подконтрольной Правительству Сирии, где требуется содействие в восстановлении разрушенных систем жизнеобеспечения. Надеюсь, что у нас это впечатление ложное. Такое совпадение может быть и случайным.

Вот где мы сейчас находимся. Работа в самом разгаре. Ещё предстоит многое сделать и параллельно «добить» террористов, которые пока ещё остаются, в частности, в районе Идлиба.

ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В КОРОЛЕВСТВЕ ТАИЛАНД

Адрес:
78 Sap Road, Surawong, Bangrak, Bangkok, 10500
E-mail:
Телефон:
(+66 2) 234-98-24
(+66 2) 268-11-69
Факс:
(+66 2) 237-84-88